ВЫБОРЫ ДЕПУТАТОВ РЕГИОНАЛЬНЫХ ПАРЛАМЕНТОВ: РАЗГОВОР О ГЛАВНОМ

Центральная избирательная 
комиссия Республики Карелия


12.08.2002

ВЫБОРЫ ДЕПУТАТОВ РЕГИОНАЛЬНЫХ ПАРЛАМЕНТОВ: РАЗГОВОР О ГЛАВНОМ


Т.Н. Буханова,
советник аналитического отдела Секретариата Аппарата ЦИК России,

В одной статье невозможно даже перечислить, не то что проанализировать все события, происходившие в 2001 году на выборах в парламенты 32 субъектов Российской Федерации. Останавливаясь на наиболее показательных, хотелось бы коснуться, во-первых, особенностей, во-вторых, поучительных моментов избирательного процесса. Надо сказать, многое заставило задуматься. Выявились новые проблемы, связанные с финансированием, обеспечением законности, соблюдением принципа гласности избирательного процесса. На наш взгляд, приводимые ниже факты позволят сделать серьезные выводы, более того, послужат уроком на будущее.

Заинтересованные стороны и характерные особенности. В ходе избирательного процесса более рельефно проявились уже наметившиеся тенденции, а именно:

усиление внимания к выборам со стороны исполнительной власти и финансово-промышленных групп, рост конкуренции между спонсорами кандидатов в депутатский корпус;

более интенсивное применение PR-технологий и административного ресурса;

использование финансовой составляющей в качестве одного из основных рычагов влияния на проведение избирательных кампаний;

усиление криминализации выборов;

возникновение рабочих договоренностей между участниками избирательных кампаний;

снижение интереса избирателей к выборам в региональные парламенты.

В большинстве субъектов Российской Федерации выборы явились серьезной пробой сил властных элит. Кроме того, они послужили и своеобразным мониторингом общественного мнения перед предстоящими выборами глав регионов.

Особый интерес исполнительной власти к составу депутатского корпуса предопределен ростом ее зависимости от решений власти законодательной, например, о третьем сроке полномочий Президента Республики Саха (Якутия), о формировании Совета Представителей – одной из палат парламента Республики Адыгея – по принципу так называемого паритетного представительства и так далее, не говоря уже о том, что роль депутатов в утверждении региональных бюджетов переоценить просто невозможно.

Региональное законодательство: проблемы и дискуссии. Изменения в региональном законодательстве, касающиеся, в частности, числа депутатских мандатов (Камчатская, Мурманская области), увеличения срока полномочий депутатов (Камчатская, Ленинградская области), утверждения численности депутатского корпуса, формирования законодательного органа и схемы избирательных округов (Республика Адыгея, Ставропольский и Хабаровский края, Мурманская и Тверская области), и другие новации вызвали бурные дискуссии и споры, доходившие в некоторых случаях до открытого противостояния или даже до рассмотрения в Верховном Суде Российской Федерации.

Кстати, таких изменений и дополнений было достаточно много. Например, в Мурманской области на обсуждение было вынесено 260 поправок в региональное избирательное законодательство. А невозможность согласования интересов всех задействованных сторон в дискуссии по вопросу о формировании избирательных округов привела к тому, что депутаты Мурманской областной Думы избирались по схеме, действовавшей на предыдущих выборах, т.е. вместо 26 мандатов, как это было установлено в региональном законодательстве, замещалось 25.

Серьезный конфликт возник в Ленинградской области, когда законодатель исключил из местного закона о выборах ряд норм, регулирующих важнейшие избирательные действия и процедуры, а для восполнения образовавшихся пробелов включил общую отсылочную норму, содержащую отсылку к федеральному законодательству.

Немного статистики. В 2001 году на 1105 мандатов в региональных парламентах было выдвинуто более 6,2 тыс. кандидатов, из них избирателями в целом – 83 процента (в том числе использовали право самовыдвижения – 17,5 процента), избирательными объединениями и блоками – 17 процентов. По сравнению с 2000 годом (15,7 процента) активность избирательных объединений и блоков при выдвижении кандидатов явно возросла, хотя по-прежнему невелика (здесь и далее использована информация, полученная из ГАС «Выборы» и Информационно- справочная система ЦИК России).

Организационно более подготовленными к стадии регистрации оказались кандидаты от избирательных объединений и блоков: их удельный вес в суммарном количестве кандидатов, по разным причинам не прошедших стадию регистрации (включая тех, кто вообще не пришел на нее), составил лишь 15 процентов. Похоже, что поддержка избирательных объединений и блоков реально способствует успешному прохождению кандидатами всех стадий избирательного процесса.

Предвыборная агитация кандидатов, выдвигавшихся избирателями, оказалась максимально эффективной: они получили 85 процентов мандатов, хотя ранее активнее других покидали избирательный марафон.

Административный ресурс. Пристальное внимание исполнительной власти к выборам выразилось в применении уже апробированной технологии создания «губернаторских блоков» или списков кандидатов, поддерживаемых региональными руководителями и финансово-промышленными группами. Если в предыдущих избирательных циклах союз капитала и административного ресурса чаще всего скрывался, то теперь о нем стали говорить и СМИ, и сами губернаторы.

Составлялись и скрытые списки кандидатов, отразившие, например, в Астраханской и Самарской областях, противостояние областной и городской администраций, создавались псевдоблоки (Хабаровский край); в Камчатской области был образован избирательный блок «Объединение в поддержку губернатора», в Ленинградской области – совместная команда губернатора и правительства.

Тем не менее конкретная ситуация все же сильно воздействовала на эффективность созданных в период выборов блоков. И пример тому – коалиция четырех партий по поддержке выдвинутых во всех округах Москвы кандидатов, учитывавшая также позицию мэра и получившая 33 из 35 мандатов. В то же время в Красноярском крае прогубернаторский блок, который стал одним из шести избирательных объединений и блоков – участников распределения депутатских мандатов по партийным спискам, занял только третье место, набрав лишь 15 процентов голосов избирателей.

Свои и «чужие» на выборах. Определенный резонанс в СМИ вызвала технология внедрения в депутатский корпус отдельных регионов неизвестных там ранее кандидатов – так называемых «варягов». Однако в каждом регионе эта технология имела свою специфику.

Например, в Ленинградской области она интерпретировалась как составная часть планов по объединению города Санкт- Петербурга и Ленинградской области с расчетом на избрание вполне конкретного губернатора или устранение другого возможного претендента на власть, а также могла быть связана с желанием местных кандидатов избавиться от возможных конкурентов.

Не опровергая эту гипотезу и не вторгаясь в сферу политики, заметим, что избрано было лишь несколько петербуржцев, из которых большинство – депутаты Законодательного собрания Ленинградской области прежнего созыва. С учетом результатов не следовало бы придавать этому факту особого значения, хотя не обращать на него внимания тоже нельзя.

В Московской области в отличие от Ленинградской, выдвижение москвичей кандидатами в депутату областной Думы, похоже, не вызвало скандалов.

Несколько иная ситуация сложилась в Республике Алтай, Еврейской автономной области, Коми-Пермяцком автономном округе. Так, еще до выборов депутатов законодательных органов этих субъектов Российской Федерации там достаточно явно обозначилось влияние кандидатов, появившихся из других регионов (в автономной области – преимущественно из Хабаровского края, а в Республике Алтай и Коми-Пермяцком автономном округе – с Урала).

Определить таких претендентов на места в региональных парламентах оказалось не так уж и трудно: действовали они нередко не совсем законными методами, например такими, как регистрация своего предприятия незадолго до выборов, получение местной прописки, в том числе криминальным путем, к тому же большинство претендентов работали в одних и тех же организациях, имеющих нетипичных для этих регионов наименования (агентство, бюро, фонд, центр экономического или стратегического развития). Во многих случаях это наводило на мысль о действиях организованной группы.

Завершая эту тему, отметим, что правомерность участия представителей автономных округов в выборах в региональные парламенты (например, в Красноярском крае – губернаторов Таймырского и Эвенкийского автономных округов, в Тюменской области – депутатов от Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов) не вызывает сомнений, так как она закреплена в региональных избирательных законах и не противоречит Конституции Российской Федерации, федеральному избирательному законодательству, не предусматривающим подобных ограничений пассивного избирательного права.

Экстремизм и организованная преступность на выборах. Криминальный аспект прошедших избирательных кампаний проявилось в следующем:

грубые провокации в отношении избирателей (в одном из округов Московской области избирателям посылались конверты с белым порошком и листовками, где было сказано, что в конвертах – споры сибирской язвы);

покушения на жизнь кандидатов, угрозы в их адрес, нанесение ущерба их собственности (Красноярский и Приморский края, Московская, Новгородская, Новосибирская, Томская области);

поджоги, взрывы на избирательных участках (Красноярский край, Еврейская автономная область);

вступление в силу обвинительных приговоров в отношении уже зарегистрированных кандидатов (Новосибирская область, Ханты-Мансийский автономный округ);

причастность кандидатов к региональным преступным сообществам.

По различным источникам количество кандидатов, связанных с криминальным миром, составило, например, в Приморском крае от 39 до 50 человек, в Хабаровском крае – от 5 до 15 человек, в Камчатской области – до 15 человек; в Магаданской области 13 кандидатов ранее привлекались к уголовной ответственности; в Новосибирской области в список персон, предположительно находящихся не в ладах с законом, попали 70 кандидатов.

Избирательный залог и избирательный фонд кандидата. Каковы представления региональных законодателей о пределах финансовых рычагов успешного проведения избирательных кампаний с точки зрения достижения их прозрачности и в какой степени избирательный залог стал альтернативой сбору подписей избирателей?

Внесение избирательного залога предусмотрено в законодательстве 15 из 32 регионов. Причем амплитуда значений весьма существенна: например, в Белгородской области предельная сумма залога не должна превышать 55 минимальных размеров оплаты труда (МРОТ), а в Ханты-Мансийском автономном округе – 1000 МРОТ.

А всего 570 кандидатов, или 10,5 процента от числа пришедших на регистрацию, внесли избирательный залог. Лидерами стали Белгородская область (49 процентов кандидатов) и Приморский край (43 процента); в Кировской области был лишь один такой «смельчак», а в Курской области – вообще ни одного. Тем не менее можно отметить, что избирательный залог стал более активно использоваться кандидатами, хотя и не все признают его подтверждением поддержки со стороны избирателей.

Предельные размеры избирательного фонда кандидатов по одномандатным округам были установлены в следующих границах: от 500 МРОТ в Республике Адыгея до 30000 МРОТ в Воронежской области.

В ряде субъектов Российской Федерации, где территория большая, а в связи с этим и расходы на транспорт большие, размер избирательного фонда кандидатов весьма велик, был весьма высоким; например, в Красноярском и Хабаровском краях – до 10000 МРОТ, в Ханты-Мансийском автономном округе – до 20000 МРОТ. Не исключено, что в данной ситуации проявляются вполне конкретные интересы самих депутатов, но учитывая, что законодателям в любом случае не уйти от учета региональной специфики, создать единую норму о размере избирательного фонда, пожалуй, не удастся.

Почему не все кандидаты сумели преодолеть стадию регистрации? Каждый восьмой кандидат в депутаты не был зарегистрирован, но лишь каждый четвертый незарегистрированный кандидат получил отказ в регистрации, а остальные по разным причинам не явились на нее. (табл.1):

Таблица 1

№ п/п

Причины отказа в регистрации

Доля от общего количества отказов %

 

Недостаточное количество достоверных подписей

36,6

 

Нарушение порядка сбора подписей

16,0

 

Ненадлежащее оформление документов

11,9

 

Доля недостоверных подписей превышает установленную законом предельную величину

11,3

 

Нарушение порядка создания избирательного фонда

0,00

(1 случай)

 

Недостоверность представленных сведений

0,00

(2 случая)

 

Прочие

24,2

ИТОГО

100

Как видно из таблицы, на первом месте оказался сбор подписей: если суммировать все связанные с ним случаи отказа в регистрации выдвинутых кандидатов, получится около 64 процентов.

Одновременно доля таких причин отказа, как недостоверность представленных сведений и нарушение порядка создания избирательного фонда, вообще близок к нулю. На наш взгляд, это свидетельствует о том, что хотя в 26 из 32 регионов представление сведений о доходах и имуществе является для кандидатов обязательным, избирательные комиссии явно не уделяют им должного внимания..

В строке «Прочие» объединены следующие причины: по личному заявлению (11 случаев), отсутствие заявления о согласии войти в список (1 случай), по решению коллектива, выдвинувшего кандидата (1 случай), иные и неустановленные причины (в ГАС «Выборы» не расшифрованы) – 28 случаев.

Почему не все зарегистрированные кандидаты попали в избирательный бюллетень? В него было внесено всего 336 человек, или 6 процентов от числа зарегистрированных кандидатов. Причины выбытия (включая отмену регистрации) из избирательной кампании в период между регистрацией и днем голосования указаны в таблице 2.

Таблица 2.

№ п/п

Причины выбытия зарегистрированных кандидатов

Выбывшие кандидаты %

1.

По личному заявлению

77,1

2.

Недостоверность представленных сведений

4,2

3.

Нарушения законодательства

2,7

4.

Недостаточное количество достоверных подписей

2,7

5.

Нарушение правил предвыборной агитации

2,1

(7 случаев)

6.

Нарушение порядка сбора подписей

1,2

7.

Вступление в силу обвинительного приговора

1,2

8.

Нарушение порядка создания и расходования средств избирательного фонда

0,9

(3 случая)

9.

Ненадлежащее оформление документов

0,5

10.

Прочие

7,4

 

ИТОГО

100

Как видите, выбывшие по личным заявлениям преобладают - 259 зарегистрированных кандидатов. Поскольку в среднем это всего лишь по 8 кандидатов на один регион или менее 1 кандидата на избирательный округ, то полностью отнести это явление на счет PR- технологий, в частности введения в игру «двойников», все же невозможно.

В ряде регионов были случаи отмены регистрации по таким основаниям, как недостаточное количество достоверных подписей (9 случаев) и ненадлежащее оформление документов (2 случая). С такой практикой вряд ли можно согласиться, так как по закону на проверку достоверности подписей и представленных выдвинутым кандидатом документов отводится определенный срок, по истечении которого либо кандидат должен быть зарегистрирован, либо избирательная комиссия должна принять решение об отказе в регистрации. Отмена регистрации кандидата на основании дополнительных проверок подписей за пределами установленного срока противоречит как закону, так и сложившейся судебной практике.

Такие случаи имели место в семи регионах. Можно предположить, что в связи с напряженностью работы в период проведения регистрации и ограниченностью времени, необходимого для обращения в соответствующие органы для проверки представленных сведений, решения о регистрации кандидатов зачастую носят как бы предварительный характер. Кстати, аналогичные факты имели место и в 2000 году. Представляется, что каждый из них следует тщательно проверить и проанализировать.

Невысок удельный вес случаев отмены регистрации по таким основаниям, как нарушение порядка создания и расходования средств избирательного фонда, нарушение правил предвыборной агитации и нарушения законодательства. Несмотря на то, что это наиболее часто дискутируемые темы среди законодателей, правоприменителей и в СМИ, причины, связанные с формированием избирательных фондов и предвыборной агитацией, при отмене регистрации на выборах депутатов региональных парламентов (в отличие от выборов руководителей регионов) не были преобладающими.

Явка и голосование избирателей «против всех». На наш взгляд, прошедшие выборы в региональные парламенты не дают оснований сделать столь желательный для некоторых законодателей и правоприменителей вывод, что установление или отмена порога явки окажет прямое воздействие на гражданскую ответственность и активность избирателей.

По результатам прошедших выборов (основных) не были избраны 67 депутатов в 17 из 32 регионов. Абсолютным лидером оказался Приморский край с 23 незамещенными мандатами и многомандатные округа в Кировской и Мурманской областях (соответственно 6 и 5 мандатов).

Из числа незамещенных мандатов 54 процента остались свободными в результате низкой явки избирателей, 34 процента – в результате голосования избирателей «против всех», 12 процентов – по причине безальтернативности и по ряду других причин (в Хабаровском крае, Ленинградской, Московской и Самарской областях).

Таким образом, можно говорить о многообразии причин несостоявшихся выборов, в том числе и об их региональной специфике. Тем не менее среди них есть и общие, отмеченные всеми организаторами выборов, а именно:

1. Предсказуемость результатов, согласованные списки кандидатов, отсутствие интриги, наличие или отсутствие явного лидера избирательной кампании, решения избирательных комиссий и судов в отношении отторгаемых или поддерживаемых избирателями кандидатов, отсутствие положительной динамики в социальном положении населения. Все это может воздействовать на избирателя двояко: как стимулируя, так и подавляя его активность на выборах (что несомненно учитывается политтехнологами).

2. Осознание избирателями своей отстраненности от избирательного процесса.

3. Отсутствие лидеров, которым избиратели доверяют. Соответственно нет ни ориентиров, ни явных симпатий.

4. Возникавший у большинства избирателей перед выборами вопрос об эффективности и даже о целесообразности деятельности депутатов региональных парламентов, который, похоже, во многих регионах решался не в пользу претендентов на депутатские мандаты.

5. Отсутствие явного лидера избирательной кампании при большом количестве кандидатов, что вынуждает избирателей голосовать против всех, поскольку сделать обоснованный выбор не представляется возможным, или приводит к более или менее равномерному распределению голосов между несколькими кандидатами.

В заключение отметим следующее. Общероссийские и региональные общественно-политические объединения, не проявив в большинстве региональных кампаний необходимую активность, продемонстрировали свою недальновидность и нежелание достичь компромисса в политической борьбе. Примеров действительно полноценного их участия в продвижении своих кандидатов не так уж много. Среди них – избирательные кампании в Красноярском крае, Новосибирской области, Москве.

Частично это обусловлено проблемами партийного строительства в связи с принятием Федерального закона “О политических партиях”. Однако следует учитывать, что при создании политического имиджа упущенные ранее возможности сложно компенсировать.

Борьба и конкуренция за места в региональных парламентах стали намного жестче, при этом в абсолютном большинстве регионов количество желающих реализовать и активное, и пассивное избирательное право стало меньше. Можно предположить, что снижение конкуренции между кандидатами обусловлено полным неприятием и незнанием работы законодателей и осознанием того, что рядовому гражданину с его обычными финансовыми и прочими возможностями сложно претендовать на должность во власти.

Перечень сведений о кандидатах, как и принципы и правила их проверки, требует существенного реформирования с целью разграничения обязательной и необязательной информации, обеспечения стабильного участия в этом процессе СМИ или издания специальных бюллетеней, усиления ответственности за ложную информацию.

Общим выводом о ходе прошедших в 2001 году выборов в региональные парламенты является, на наш взгляд, то, что фактически у избирателей притупилось желание реализовать конституционное право избирать своих представителей в органы государственной власти. Это право и свою гражданскую ответственность избиратели порой перекладывают на исполнительную власть, PR- и финансовые структуры. В этой ситуации избирательные комиссии и суды, реализуя свои полномочия, «отсеивают» наиболее одиозные личности. Таким образом, наметилась опасная тенденция – снижение роли избирателя как самостоятельного игрока на избирательном поле. Поэтому важная и актуальная задача демократии в России – укрепление роли и самостоятельности избирателя в избирательном процессе и уважения к нему.


Возврат к списку

Другие новости




Сopyright © Центральная избирательная комиссия Республики Карелия
При использовании материалов, размещенных на сайте ЦИК Карелии, ссылка на источник обязательна!